You are here:   ГлавнаяФедерация КэмпоКемпо-философия Воина Путь воина
Печать

Делай, что должен, и будь, что будет!

Многие говорят: «Мир катится в пропасть. Ведь существуют брошенные дети, кровавые преступления, алкоголики и наркоманы, все проникающий разврат, безумцы у власти. НО существуют ВОИНЫ. Поэтому у мира есть будущее.

Отрешась от понятий «дни» и «часы», живи каждой минутой.

То, чего ты боишься, к тебе обязательно придёт

Воин приходит в этот мир, чтобы сделать его лучше, добрее, чище, а для этого нужна Сила

Воин приходит в этот мир, чтобы сделать его лучше, добрее, чище, а для этого нужна Сила

Могущество не стоит и гроша, если оно не разделено с другими людьми.

Ни воодушевления, ни навыка не достаточно для победы – нужен ещё и опыт.

Не раз воину случалось терять время попусту, сражаясь за ложь, не раз приходилось страдать из-за недостойных его любви. Победители не повторяют ошибок. И поэтому воин рискует сердцем лишь для того, что стоит риска.

Воину случалось испытывать страх перед боем.
Воину случалось в прошлом лгать и предавать.
Воину случалось приходить к выводу, что он не воин.
Воину случалось наносить раны тем, кого он любил.
Вот потому он и вправе называться Воином, что прошёл через это и не утратил надежды стать лучше, чем был.

Новичок, твёрдо осознающий свои возможности победит рассеянного мастера.

Воин сохраняет равновесие между одиночеством и зависимостью. Он пользуется одиночеством, но не позволяет, чтобы одиночество воспользовалось им.

Потребность дарить тепло и ласку заложена в природе воина, подобно потребности есть и пить, подобно удовольствию от Праведного Боя.

Чтобы мечта сделалась явью, воля должна быть тверда и могуча.

Умение повелевать, как и подчиняться даёт силы воину.

Воин подобен воде, обтекающей необоримые либо разрушающей препятствия. И сила его сродни силе воды, ибо никто не может разбить воду молотом или пронзить ножом. Воды реки соответствуют особенностям пути, но помнят о главной цели – о море. Слабый ручеёк приобретает силы от встреч с другими, и приходит миг, когда мощь воды становится необорима.

Случается, что воин неверно определил себе цель – и тогда, не жалуясь и не ропща, расплачивается за свою ошибку. Но с избранного пути воин не сворачивает.

Воин не может быть безразличен к несправедливости. Он знает: всё в мире связано и едино, и поэтому любое деяние отдельного человека влияет на всё на Земле. И поэтому при виде чужого страдания он обнажает меч. Но, сражаясь с угнетением, никогда не осуждает угнетателя, ибо помнит: каждому предстоит самому дать ответ за свои дела перед Богом. Воин приходит помогать, а не осуждать.

Прежде, чем преобразить мир, нужно измениться самому.

Воин старается, чтобы ненависть не пачкала его сердце. Отправляясь в бой, помнит слова Христа: «Возлюби врага своего», но знает, что прощение не равнозначно принятию.

Душа воина вольна, как облака в небе, но сам он скован своей мечтой. Ему говорят: «Ты не свободен». Воин свободен, но он знает, что в печи с открытой дверцей хлеба не испечёшь. Воин волен в своих поступках, но он раб своей мечты.

Когда ты прилюдно и открыто отстаиваешь свои взгляды, ты вынужден жить в согласии с ними. И поскольку слова воина – отражение его мыслей, воин в конце концов превращается в то, о чём он говорит.

Тонет не тот, кто погрузился, а тот, кто остался под водой.

Воин беспощаден к предательству, но никогда не мстит – он лишь устраняет изменников из своей жизни, не борясь с ними больше, чем необходимо.

Воин не старается казаться. Он – есть.

Воин имеет два дара: ответить ударом на удар и дар прощения. И то и другое он применяет одинаково искусно. Воин добивается равновесия между Непреклонностью и Милосердием.

Вчерашняя боль – источник силы для воина.

Свои слабые места воин определяет вопросом: что бы я сделал, если бы был сам себе противником?

Именно поэтому мы – воины. Потому, что совершаем ошибки. Потому, что задаём вопросы. Потому что ищем смысл. Ищем – и, в конечном итоге, находим.

Есть время действовать, и есть время принимать обстоятельства такими, каковы они есть. Воин знает отличие.

Научившись владеть мечом, воин понимает, что ему нужны доспехи. Одни говорят: «Возьми кирасу одиночества», другие – «прикройся щитом цинизма», третьи – «лучшие доспехи – ни во что не вмешиваться». Но воин следует к священному месту и облекается в неразрушимый покров Веры.

Чем дольше воин в стороне от битвы, тем опаснее почувствовать себя слабым, робким, боязливым.

Воин знает, какую боль причиняют душевные раны. Он говорит себе: «Я сражался и потерпел поражение». И эти слова вселяют в него новые силы. Он знает, что нет людей, которые всегда бы побеждали.

У воина есть разум, чтобы быть честным, и душа, чтобы быть милосердным.

Воин делится с другими тем, что ему известно. Кто помогает другим, может рассчитывать на помощь. Тот, кого научили, должен учить других. Он знает, что если рай, который он обретёт в конце пути, будет пуст и безлюден, то путь не имел никакого смысла.

Воин даёт, не дожидаясь просьбы. Самый несчастный тот, кто безразличен к чужому несчастью.

До гробовой доски храни в памяти то, хорошее и доброе, что родилось из трудностей. Они станут испытанием твоей силы и придадут уверенности перед лицом новых препятствий.

Воин способен видеть прекрасное, потому что носит прекрасное внутри себя – ибо мир подобен зеркалу, в котором каждый видит своё отражение.

На всех языках самые важные слова коротки: ДА, БОГ, ЛЮБОВЬ. Но есть ещё очень важное слово, которое трудно произнести: НЕТ. Тот, кто не говорит это слово, считает себя воспитанным, понимающим, великодушным. Но воин не попадается в эту ловушку. И поэтому уста его никогда не произнесут «да», если сердце говорит «нет».

Неосторожно сорвавшиеся слова могут уничтожить месяцы преданности и годы, ушедшие на поиски гармонии.

Есть два вида молитвы. Первый – когда человек просит Бога о том, чтобы произошли определённые события. Второй – просьба помощи и силы духа в его делании, не забывая повторить «Да будет воля твоя». Именно так молится воин.

Воин ни о чём не заботится. Просто он делает то, что за него никто не сделает, а остальное приложится.

Надо идти, наш долг перед живыми и мёртвыми закончится лишь с нашей смертью.

Воину известно, когда чего-нибудь очень желаешь, все силы Вселенной будто вступают в сговор, чтобы помочь тебе. Под добрыми намерениями могут таиться чувства, в которых трудно признаться даже самому себе – мстительность, стремление к разрушению, страх победы, злорадство. Вселенная не разбирается в таких тонкостях, а идёт навстречу силе желаний. И по этой причине воин очень осторожен со своими мыслями.

Жизнь воина ни в коем случае не может быть холодной, одинокой или лишённой чувств. Потому, что она основывается на любви, преданности и посвящении ТОМУ, кого он любит. И кто, можете вы спросить, те, кого он любит? Эта земля. Это мир. Для воина не может быть большей любви. Только если любишь эту землю с несгибаемой страстью, можно освободиться от печали. Воин всегда весел, потому что его любовь неизменна. И его возлюбленная - Земля - обнимает его и осыпает его невообразимыми дарами. Печаль - удел лишь тех. кто ненавидит эту землю, дающую укрытие всем живым существам. Только любовь к этому великолепному существу может дать свободу духу воина. А свобода - это радость, эффективность и отрешённость перед лицом любых препятствий.

Как часто мы считаем смертью то, что становится началом жизни.

Одному, чтобы не украсть, хватает совести, другому нужен охранник, а третьему – страх божий. Один тянет свою беду на себе, кто-то свалит её на другого, а кто-то – на Бога.

Боль – это ерунда, если знать, ради чего терпеть.

Кто сказал, что смерть забирает и любовь, и ненависть. Чушь! Это любовь и ненависть могут оттолкнуть тупую морду смерти.

Что бы ни случилось завтра, оно не должно отравить сегодня. Что бы ни случилось вчера, оно не должно задушить завтра. Мы существуем в настоящем, и его нельзя презирать. Да, все мы идём из прошлого и создаём будущее, а самые сильные держат на плечах будущее других, но радость сгорающего дня бесценна, как бесценна сама жизнь – не нужно её отравлять сомнениями и сожалениями.

СПОСОБНОСТИ – ЭТО НЕ ДАР, А ДОЛГ.

Кэмпо, с одной стороны - оружие разрушения, а с другой - орудие созидания самого человека, его тела и духа, его Формы и содержания.

– Безупречность - это лучшее, что можешь, во всём, во что ты вовлечён.
– Но я считаю, что всегда делаю лучшее, что могу.
– Очевидно, это не так. Всё проще. Ключом к безупречности является чувство времени. Запомни: когда чувствуешь и действуешь как бессмертный, - ты не безупречен. Оглянись вокруг. Твоё представление о том, что у тебя есть время, - идиотизм. Нет бессмертных на этой земле.

Воин ни перед кем не опускает голову, но никому не позволит опустить голову перед ним. Нищий опускается на колени и метёт шляпой перед вышестоящим, но тут же требует этого от тех, кто ниже его.
Воин берёт свою судьбу, какой бы она ни была, и принимает её в абсолютном смирении. Он в смирении принимает себя таким, каков он есть, но не как повод для сожаления, а как живой вызов.

Обычный человек ищет признания в глазах окружающих, называя это уверенностью в себе. Воин ищет безупречности в собственных глазах и называет это смирением. Обычный человек цепляется за окружающих, а воин рассчитывает только на себя. Самоуверенность значит, что ты знаешь что-то наверняка; смирение воина - это безупречность в поступках и чувствах.
— ...Я делаю всё, что могу. Можно ли назвать это безупречностью?
— Нет. Ты должен делать нечто большее. Ты должен постоянно превосходить самого себя.
— Но ведь это безумие. На это никто не способен.
— Есть масса естественных для тебя вещей, которые несколько лет назад показались бы тебе безумием. Эти вещи не изменились. Изменилось твоё представление о себе. Невозможное тогда стало вполне возможным сейчас.
Единственно возможный для воина курс - это действовать неуклонно, не оставляя места для отступления.

Мы можем отрицать очевидное и чувствовать себя при этом так. словно ничего не случилось. Это путь фанатика. Мы можем всё принимать за чистую монету, как если бы мы знали, что происходит. Это путь набожного человека. И третье - мы можем приходить в замешательство перед событием, когда мы не можем ни искренне отбросить его. ни искренне принять. Это путь дурака.
Однако есть четвертый путь — воина. Воин действует так, как если бы никогда ничего не случалось, поэтому он ни во что не верит. И в то же время он все принимает за чисто монету. Он принимает, не принимая, и отбрасывает, не отбрасывая. Он никогда не чувствует себя знающим, но и не незнающим. Он действует так, как будто он в полном контроле, даже если сердце ушло в пятки. Секрет воина в том, что он верит, не веря. Разумеется, воин не может просто сказать, что он верит и на этом успокоиться. Это было бы слишком легко. Простая вера устранила бы его от анализа ситуации. Во всех случаях, когда воин должен связать себя с верой, он делает это по собственному выбору, как выражение своего внутреннего предрасположения. Воин не верит, воин должен верить, и не просто верить, а учитывать все возможности и принимать в расчёт все обстоятельства, а затем выбирать ту из них, которая соответствует его внутреннему предрасположению.
Если ты должен верить, то должен использовать всё событие.
Один из принципов воина заключается в том, чтобы никому и ничему не давать возможности воздействовать на себя, и поэтому воин может видеть хоть самого дьявола, но по нему этого никогда не скажешь. Контроль воина должен быть безупречным.

Только воин может выстоять на пути знания. Воин ни на что не жалуется и ни о чём не сожалеет. Его жизнь - бесконечный вызов, а вызовы не могут быть плохими или хорошими. Вызовы - это просто вызовы.
Воин тем и отличается от обычного человека, что он всё принимает как вызов, тогда как обычный человек принимает всё как благословение или проклятие.
Лучшее, на что мы способны, проявляется, когда нас прижимают к стене, когда мы ощущаем рок, нависший над нами.

- Берегись. Воин всегда настороже. Если ты будешь продолжать быть таким же беспечным, ты выпустишь последнюю маленькую силу, которая в тебе осталась. Чтобы воля стала действующим началом, тело должно быть совершенным.

Свобода воина состоит в том, чтобы или действовать неуязвимо, или как ничтожество. А поскольку неуязвимость - единственное, что даёт свободу, то именно она является мерой духа.

- У воина есть одно качество (не могу сказать, хорошее, или плохое). Он ненавидит отступать. И когда его загоняют в тупик, он переходит в контратаку, причём такую яростную, что одерживает победу.

Погибать они не имели права, отступать – тоже. Им оставалось только победить.

- Делай, что должно, - случится, что суждено… вернее, что сами заставим случиться.

Да, его боялись и ненавидели. Но почему он должен бояться и ненавидеть в ответ?

Зло в каждом из нас, оно в душах и в поступках, оно - не ужасного вида скелет на громадном троне, каким его порой рисовали на гравюрах. Оно незримо и неосязаемо. Его нельзя победить раз и навсегда, ему надо противостоять каждый день, порой… да, порой творя меньшее зло, чтобы предотвратить большее.

«… просто потому, что это наш Долг, а жизнь без Долга, право же, пуста и бессмысленна»

- Не замечал раньше за тобой неуважения к мёртвым.
- О чём вы. Смерть нельзя уважать. Она всего лишь грязная жалкая нищенка, клянчащая подаяние. Пни её как следует! А когда наступит твой час, просто закрой глаза и уйди.

Мы сражаемся, чтобы жить, а не живём, чтобы сражаться.

- Ты ведь никого не убивал.
- Да, но и никого не спас.

- Хотел бы я на самом деле быть воином.
- Если ты хочешь, то ты тем самым уже есть он.

Не начинай дело, если не умеешь настолько хотеть, чтобы мочь.

В этом мире наша вера становится правдой.

… это проклятье. Право судить и право властвовать. Право на истину. Проклятье «сверхчеловека», того, кто считает себя умным, чистым, непорочным… Может, такое проклятье висит над людьми? Когда обещают порядок, жди хаоса, когда защищают жизнь, приходит смерть, когда защищают мораль – люди превращаются в зверей.
Стоит только сказать – я выше, я чище, я лучше, и приходит расплата. Только те, кто не обещают чудес и не становятся на пьедестал, могут принести в мир добро.

Худшая кража есть кража чужого времени. Не опаздывайте, если хотите, чтобы вас уважали.

Воин должен вынести то, что должен, даже если кажется, что сил больше нет.

Воин страстно влюблён в жизнь, в этот мир, от которого нельзя отказываться и предавать. А судьбу можно укротить, какой бы злой и дикой она не казалась.

Если ты хочешь, чтобы тебя считали человеком, СТАНЬ им, лучшая маска – это правда.

Помни о смерти в радости. Тогда ты сможешь взглянуть ей в лицо.

Не оплакивай вину прошлую, но искупи её кровью и потом, и тебе простится содеянное.

Нельзя миловать предателей. Врагов – тех можно, дураков - тоже, а предателей – нет.

«Все еще случится и получится, а смерть… Мы все заглядываем ей в глаза, и иногда она отводит взгляд. Не оплакивай тех, кто погиб за тебя. Умереть за того, кого любишь и за то, во что веришь, лучше, чем жить, никого не любя и ничему не веря.

Что значит жизнь в сравнении с дружбой, что значит смерть в сравнении с честью. Пока есть за что умирать, смерти нет.

ЖИЗНЬ – ЭТО ЛЮБОВЬ, ПАМЯТЬ И ВОЛЯ.

Основа всех учений – бесстрашие.

Безысходность вокруг – неправда ли? Неправда! Дорога есть всегда. Существуют возможности, выводящие нас из привычного Круга поступков.
Возможность первая: амок, прорыв, ослепительная ярость.
Если прижали, если кровоточит сердце, если чувствуешь: все, предел, - и не в тебе, не в твоей драгоценной жизни причина, а просто: уступишь – и мир твой, точно шлюху, прогнут мертвые, подлые; если сущность твоя противится Зверю и узнает Зверя в том, кто напротив, - бей! Слышишь, гуманист? Убей Зверя! Воспитай Вселенную действием. Не бойся чуждой силы, она распоряжается не тобой – только твоим телом; не бойся того, что Зверь в тебе – бойся потерять над ним контроль…
Вторая возможность: очищение – путь мудрого. Пустота создает иллюзию полного растворения в окружающем мире, вбирания его в себя, что проявляется в умении воздействовать на мир нетрадиционными способами…
Возможность третья: человеческая. Вспомни: во вселенной нет отдельного существования, - и впусти в себя других. Тех, кого знаешь, и тех, чей шепот пригрезился в рассветный час. Обними мир, Отшельник! Всего-то нужно – воспринимать чужие линии бытия как свои собственные.
Если хочешь, чтобы тебя поняли другие, – сам пойми других.
Вы ощущаете – пусть изредка – свое единство с другими, знакомыми и незнакомыми людьми, с ивой над озером, с глупым волчонком на опушке, с раскаленным закатным небом?
Вы задумываетесь над смыслом сущего?
Как все просто: ответить «да» на три вопроса…
«Есть Малый круг отшельничества – в горах и лесах; и есть Большой круг – на площадях и базарах…»
Вглядывайся. Внимай миру. Подсказывай ему. Мир слышит каждого из нас.
Оборвать реальность – удалить из нее сознание; породить реальность – проникнуть в нее взглядом. Этим и занимаются живущие – ведомые, ведущие. «Потому что мертв убивший в себе Творца, а убивший добровольно – мертв десятикратно».
Кто бы ты ни был, – твори! Тебе дано… Твори сердцем…
Эту аксиому существования можно переформулировать следующим образом: фантомный мир становится настоящим – реальным миром тогда, и только тогда, когда его оживляет чья-то душа. Когда хотя бы один из живущих осознает себя сосудом этого мира. Хоть мессией, хоть искусителем, а лучше – просто обитателем.
Некоторые вещи, если в них поверить, сбываются. Такая вот простая аксиома.
Аксиомы не доказывают. Их принимают или отвергают. Принимают – и действуют. Действуют – и побеждают.

Укрепись сердцем и укрепи следующих за тобой, ибо грядут страшные времена. Не дели людей ни по вере их, ни по лицу их, ни по обычаям их – но сзывай почитающих долг превыше жизни своей и любовь к другим превыше благополучия своего. Не суди поднявших меч на зло, но суди ушедших в кусты, когда убивают невинного. Не слушай клянущихся именем Творца нашего, если нет печати Его в сердцах их, но помогай тем, в ком горит любовь великая ко всему сущему, какие бы одежды не носили они. В сердце своём обрети знание , что есть Добро и что есть Зло. Слушай сердца своего и иди вперёд. Аминь!

Rambler's Top100

 

Яндекс.Метрика